Подвигу поклонимся

pamyatnik kursantamПодвиг Подольских курсантов

«Оборона наших фронтов не выдержала сосредоточенных ударов противника.
Образовались зияющие бреши, которые закрыть было нечем,
так как никаких резервов в руках командования не осталось».
«Воспоминания и размышления»,
маршал Советского Союза Г. К. Жуков об обстановке,
сложившейся под Москвой к 5 октября 1941 года
25-километровая немецкая моторизированная колонна полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на машинах в сопровождении авиации и артиллерии не встречали никакого сопротивления. 5 ок-тября 1941 года немцы вошли в Юхнов. До Москвы оставалось 198 километров, и советских войск на этом пути не было. Враг предвкушал скорую победу: надо пройти Малоярославец, По-дольск и с юга, где Москва не защищена, и ворваться в Москву. Амбициозным планам помешали 3500 тысячи... мальчишек.

2000 курсантов подольского пехотного и 1500 тысячи курсантов подольского артиллерийского училищ бросили в октябре 1941-го на то, чтобы удержать врага любой ценой. Спешно сформированному сводному отряду из курсантов, снятых с занятий по боевой тревоге, была поставлена боевая задача: занять Ильинский боевой участок Можайской линии обороны Москвы на Малоярославецком направлении и преградить путь противнику на 5-7 дней, пока не подойдут резервы Ставки из глубины страны. Курсанты держались почти три недели – с 6-го по 24-ое октября.
В помощь сводному отряду были даны 53-я и 312-я стрелковые дивизии, 17-я и 9-я танковые бригады. Основные бои развернулись на Ильинском рубеже.
Чтобы не дать возможности противнику первому занять Ильинский оборонительный участок, был сформирован передовой отряд. Он вместе с отрядом авиадесантников, защищавшим деревню Стрекалово, в течение пяти суток сдерживал наступление превосходящих сил противника. За это время было подбито 20 танков, 10 бронемашин и уничтожено около тысячи солдат и офицеров противника. Но и потери нашей стороны были огромны. В курсантских ротах передового отряда к моменту выхода в район Ильинское оставалось всего лишь по 30-40 бойцов.
6-го октября основные силы курсантов заняли Ильинский боевой участок. Оборона проходила по восточному берегу рек Лужа и Выпрейка от деревни Лукьяново, через Ильинское до Малой Шубинки. С утра 11-го октября позиции курсантов подверглись ожесточенным боевым ударам - массированной бомбежке и артобстрелу. После этого к мосту на большей скорости стала двигаться колонна немецких танков и бронетранспортеров с пехотой. Но... передний край нашей обороны ожил, атака гитлеровцев была отбита. Немцы, несравнимо превосходящие курсантов по боевой мощи и численности, терпели поражение. Ни смириться, ни понять того, что происходит, они не могли.
Во второй половине дня 13-го октября танковой колонне гитле-ровцев удалось обойти 3-й батальон, выйти на Варшавское шоссе и атаковать курсантские позиции с тыла. Немцы пошли на хитрость, на танках были закреплены красные флаги, однако курсанты раскрыли обман. В ожесточенном бою танки были уничтоже-ны.
Обстановка на Ильинском боевом участке неуклонно ухудшалась – немцы обрушили на наши позиции шквал артиллерийского и минометного огня. Авиация наносила один удар за другим. Но курсанты рот и батарей не сдавались. Силы защитников быстро таяли, не хватало снарядов, патронов и гранат. К 16-му октября у оставшихся в живых курсантов было лишь пять орудий и то с неполными орудийными расчетами. Используя малочисленность нашей пехоты, гитлеровцы в ночных боях уничтожали огневые расчеты прямо на их позициях.
Утром 16-го октября противник нанес новый мощный огневой удар на всем Ильинском боевом участке. Огнем прямой наводки танков и пушек были расстреляны курсантские гарнизоны в оставшихся дотах и дзотах. Противник медленно продвигался вперед, когда на его пути оказался замаскированный дот на шоссе у деревни Сергеевка, которым командовал командир 4-й батареи ПАУ лейтенант А.И. Алешкин. Расчет 45-миллиметровой учебной пушки курсанта Беляева открыл огонь и подбил несколько боевых машин. Силы были неравны, и это понимали все. Не имея возможности штурмом взять дот с фронта, гитлеровцы к вечеру атаковали его с тыла и через амбразуру забросали гранатами. Геройский гарнизон погиб почти полностью.
В ночь на 17-ое октября командный пункт подольских училищ переместился в расположение 5-й роты ППУ в деревню Лукьяно-во. 18-го октября они подверглись новым атакам противника и к исходу дня командный пункт и 5-я рота были отрезаны от курсантов, обороняющих Кудиново. Командир сводного отряда генерал Смирнов собрал остатки 5-й и 8-й курсантских рот и организовал оборону Лукьяново. К вечеру 19-го октября был получен приказ на отход. Защитникам Кудиново, благодаря решению старшего группы ПАУ лейтенанта Смирнова и помощника командира взвода курсантов ППУ Конопляника о том, чтобы забросать немцев гранатами, удалось вырваться из кольца.
Лишь 20-го октября ночью начался отход курсантов с Ильинского рубежа на соединение с частями армии, занимавшими оборону на реке Мааре. А оттуда 25-го октября уцелевший личный состав ППУ отправился походным маршем в г. Иваново для продолжения учебы.

Трупы погибших остались на полях боев. Хоронили их в декабре 1941-го и даже еще в 1942 году, уже не зная, кого хоронили. По-этому большинство погибших курсантов считаются пропавшими без вести...

В боях на Ильинском боевом участке подольские курсанты уничтожили до 5 тысяч немецких солдат и офицеров и подбили до 100 танков. Они выполнили свою задачу - задержали врага любой ценой. Цена эта – 2500 тысячи жизней.

***

В честь подвига курсантов 7 мая 1975 года в Подольске был воздвигнут памятник. На нём дана схема боевых рубежей, где дер-жали оборону герои-курсанты (авторы памятника – скульпторы Ю. Рычков и А. Мямлин, архитекторы – Л. Земсков и Л. Скорб).

Дмитрий Воинков, г.Карпинск

Об отце

ob otce pamyatnikМне хочется рассказать о своем отце, без вести пропавшем в июне 1942 г. Отец мой, Москалев Александр Кириллович, родился в 1913г. Ушел на фронт 31 августа 1941 г. Ему было 28 лет. Мне на тот момент был один месяц. Поэтому я его не знаю, лишь смотрю на его фото, представляю, каким он был.
Помню, в чулане был его ящик, наполненный его книгами по политобразованию. За эти годы, что его нет, мы с мамой, а потом и я пытались его разыскать, делали запросы в центральный архив министерства обороны Российской Федерации. Ответы приходили неутешительные. И сегодня хочется вновь обратиться с письмом-посланием. В Учении сказано: «Письма-послания содержательные, наполненные высокими мыслями, пишутся не для себя и не для лица предназначенного, а для человечества. Такое письмо посылается в пространство и у него много читателей. Где оно найдет пристанище? Важно, чтобы мысль послужила на благо». Зная об этом, решила обратиться именно таким способом.
Из рассказов сослуживцев, друзей, соседей я знаю, что отец был всегда жизнерадостным, веселым, душой компании, играл на балалайке. В клубе был культмассовиком. Перед самой войной отец работал в Артели «Красный подеревщик» в г. Кудымкаре и был ее председателем. Позднее это предприятие называлось мебельная фабрика. В то трудное время мы жили с мамой вдвоем. Много испытаний выпало на мамины плечи. Она работала медсестрой в окружной больнице. Главный врач Коркин В.А. собрал надежный состав медицинских работников. Это был госпиталь за № 2572, который располагался в здании окрисполкома. Три года мама проработала в нем медицинской сестрой. По 12-14 часов. Я же в то время воспитывалась в санаторных яслях. Часто приходилось оставлять меня иногда у соседей или с детьми, что были старше меня. Помню, как баба Юля Венслав, имея свою большую семью, подкармливала меня вареной горячей картошкой и парным молоком.
Госпиталь потом перевели в Харьков. А маму оставили работать по месту жительства, так как у нее маленький ребенок. Многое пришлось пережить моей маме и выстоять в те тяжелые годы. Их, тружеников тыла, отправляли весной на сплав древесины, на работы в подсобные хозяйства. Были бессонные ночи, мои детские болезни. Мама прожила до 90 лет. За свой добросовестный труд в годы войны и после нее она награждена семью медалями.
Хочется сказать, что отца мне всегда не хватало. Были моменты, когда хотелось прижаться к нему, обнять, поделиться сокровенным.Мама тоже всю жизнь его ждала. Порой мы представляли, как бы сложилась наша жизнь, будь мой отец с нами.
От отца было несколько писем с Ленинградского фронта, но из-за наших переездов они, к сожалению, не сохранились. В письмах он спрашивал обо мне, сожалел, что не может помочь в воспитании и обещал, что когда вернется, все восполнит. Просил прощения у мамы, видимо, за какието причиненные обиды. Она не помнила обид, ждала, представляла его только живым.
В мыслях наших отец всегда с нами. В памятные дни мы ходили с мамой к братской могиле павших защитников и всякий раз говорили: «Спасибо за мужество и отвагу, мирную жизнь, счастье детей и внуков. Низкий поклон и огромная искренняя благодарность солдатам и труженикам тыла за все, что сделали для нас.
Мы гордимся вами.
Спасибо, милые, родные,
Нас защищавшие тогда,
И отстоявшие Россию
Ценою ратного труда!

Яркова Л.А. г.Пермь

Движение духовного согласия и единения "Уральский магнит"

E-mail: post@uralmagnit.ru

Мы в соц. сетях:

FaceBook  ВКонтакте

YouTube

Яндекс.Метрика
Мудрость Мираkuva bnТворческое объединение НАША ПЛАНЕТА
2018 Уральский магнит