Мы с семьёй проводим отпуска вдалеке от шумных городов. В то лето судьба забросила нас в горы Алтая. Маршрут составили ровно на месяц. Всё шло здорово – поезда, автобусы, маршрутка, лошади и дальше пешком. Уже далеко в горах случилась травма ноги, растяжение связок. Нога распухла, передвигаться в прежнем темпе я не мог, и мы вынуждены были встать лагерем. Место оказалось дивным. Палатку окружали семь могучих кедров. Рядом журчал родник и открывался вид на величественный водопад, переходящий в быструю речку. Справа и слева вздымались вершины гор. Дни бежали незаметно. Было что посмотреть в коротких дневных вылазках по ближайшим окрестностям. Озёра, водопады, ледник и горы со всех сторон. Вся наша суть незаметно сливалась с окружающей нас величественной гармонией, чистотой и первозданностью. К концу второй недели случилось нечто, заставившее взглянуть заново на себя этот мир. 

Проснулся ночью, вставать было рано, решил вздремнуть ещё. Закрыл глаза и сразу увидел себя как бы во сне… Мы с другом идём по просёлочной дороге. Вокруг поля, перелески, тепло, небо в лёгкой облачной дымке. Конец лета.   Я прекрасно знаю, куда нам надо, но сомневаюсь, по какой дороге идти короче. Спрашиваю у двух проходящих мимо женщин. Обе указывают перпендикулярно в сторону. Весьма удивляюсь, но идём в направлении указанном ими.

Друзья давно подвигли поделиться мыслями с бумагой, но что-то всё не случалось. То ли ложная скромность, то ли лень, то ли трепет перед чистым листом. Сегодня же всё кричит и складывается «за»; и недельная, одинокая жизнь в тихой, глухой деревеньке в столетней русской избе, в которой староверы ещё 20 лет назад служили службы в домашнем храме. И дождик, внёсший вынужденный выходной в работу на пасеке, и старинная русская печь глинобитка, с жаркими углями – согревающая и ободряющая меня. Но самое главное это дивный сон, заставивший меня взяться за перо и побудивший всплыть из глубин памяти несколько других видений – снов.