a-domnin

ДОМНИН Алексей Михайлович

(24.10.1928, г. Пенза - 12.07.1982, г. Пермь), поэт, прозаик.

С 1934 г. жил в Перми. В 1946 г. окончил среднюю школу, а в 1951 - историко-филологический факультет Пермского госуниверситета. После этого работал в газетах, на радио, в книжном издательстве. Печататься начал с 1949 г. Член Союза писателей с 1967 г.

Более подробно: http://liter.perm.ru/reg_domn.htm

Здесь опубликованы несколько его стихотворений.

 


Ночь

Течет покой по воспаленным нервам,
И сонный мир ничем не омрачен,
Я сызмала крещен в лесную веру
И с первою грозою обручен.

И вот открылось внутреннему взору
То, что почти незримо на миру —
Как дороги мне люди, от которых
Ушел я к одинокому костру.

А если все заветное возможно?..
Какую б ни накаркали беду,
Из этой жизни, яростной, тревожной,
Я ни за что на свете не уйду.

Заклинание огня
Ю. Рыбчинскому

Проснись, огонь,
И стены ночи
Крылом горячим распахни.
Как раны, песни кровоточат
Еще не зажили они.

Вскипай, огонь.
Над темной хвоей
Рассыпь златые семена.
Вдали с голодным хриплым воем
Опять вползает в мир война.

Во тьме встает она, косая,
И дышит гарью и свинцом.
И сердце я в огонь бросаю,
Чтоб осветить ее лицо!

Она, отпрянув, затаится —
Вскипай, огонь, ярись, гуди!
Взметнись, огонь, кровавой птицей
И на глаза ей упади!

***

Больно зернам,
Когда их комбайновый грохот поглотит,
И в железную бездну
Струится их теплый поток.

Тяжко зернам,
Когда в них весенняя ярь перебродит,
Задыхаясь, из чрева
Прорвется несмелый росток.

Он, слепой,
Постигающий вечную тайну рожденья,
Дышит ясностью хлеба
И грустью непонятых снов.

Так вот в детях живет
Несказанная, как пробужденье,
Память неба и трав,
Не растертая жерновом слов.

***

Дороги

От огня к огоньку осторожные вьются проселки
Не скользнут под обрыв, не полезут в холодный туман.
Наплутавшись, прижмутся, разбитые, к дальним поселкам,
Где, как старые лошади, сгрудившись дремлют дома.

В вековечной заботе они, как ручьи, однолики:
Что найдешь на дороге — пятак в порыжевшей пыли?
А от них в стороне, за обочиной — лунные блики
В безымянных озерах лохматые звезды зажгли.

И вздыхают глубины, глухие, как черное небо.
На русальих урочищах ясные светят цветы.
Сохранить
Я бреду сквозь чащобу туда, где никто еще не был.
Или был и остался.
И травы укрыли следы.

Я вхожу в этот мир в ожидании близкого счастья.
Только есть у дорог материнская сила и власть
— Стану снова и снова я к их огонькам возвращаться,
Чтоб к копытцу с водой, умирая от жажды, припасть.

А дороги, наверное, тоже тоскуют по детству,
По отчаянным тропкам в заветной лосиной глуши.
У озер безымянных с моим костерком по соседству
Понастроят однажды мальчишки свои шалаши.

***