119 Olynthos-Chalkidiki В детстве и юности мне часто снился один и тот же сон. Две вершины вздыбились иссиня-черными исполинами на фоне лазурно-синего неба, вокруг пасторальный пейзаж: соломенно-желтые поля и пригорки, где-то вдали лениво плещутся морские волны. Сюжет сна варьировался раз от раза. Иногда он повторялся в следующем виде: будто из небольшой, морской гавани я поднимаюсь по улицам маленького, но шумного приморского городка, за стенами которого возвышается большой холм, я знаю, что это руины древнего, некогда великого города, но они совсем не привлекают меня. Моя цель – это две темно-синие вершины впереди, и я устремляюсь к ним. В другой раз я уже нахожусь в узком ущелье между двумя вершинами, тропинка резко поднимается по склону одной горы, и перед собой я вижу вход в пещеру. В третий раз, я уже в пещере, после невысокого первого грота, где буквально приходится ползти на четвереньках, другие гроты становятся все больше и больше, и вскоре они уже похожи на громадные, просторные залы. В четвертый раз я уже вышла из пещеры, с возвышенности у входа открывается прекрасный вид на море вдали, небольшой современный поселок с белыми домиками и красными черепичными крышами, но в отличие от первой версии сна, море уже слишком далеко отошло от поселка. Видение этих гор и пещеры всегда сопровождалось каким-то восхищением и просто неземным восторгом. Последний сон о посещении пещеры был настолько яркими воодушевляющим, что прямо во сне я взмолилась, чтоб высшие силы указали мне, где же расположено столь чудное место и к своей великой радости получила ответ: "Олеф, Олинф, Олинфос".

41 Это было в 1994 году, интернета с быстрым поиском под рукой тогда еще не было, так что все оставалось мне, записать в тетрадке эти заветные названия и ждать пояснений. Обычно, если какой вопрос сильно занимает ваш ум, то очень быстро и совсем неожиданно появляется ответ. Так было и в моем случае. Не прошло и месяца, как сидя на работе, я увидела на столе книгу – иллюстрированная энциклопедия "История Древней Греции" по которой готовилась к сессии лаборант нашей кафедры – студентка-заочница исторического факультета. Сначала я долго разглядывала как выглядели прически и костюмы знатных жительниц Афин, как вдруг почти в самом конце книги, в разделе, посвященном походам Александра Македонского и его отца Филиппа, я вижу карту северной Греции, где самым крупным городом выделен Олинф. От неожиданности я на какое-то время лишилась дара речи, и молча взяв книгу, быстро побежала на ксерокс, чтобы скопировать себе эту страницу. Итак, уже в 1994 году я знала, где находится заветная пещера в горах, но путь в реальной жизни был к ней, увы, как непрост и занял долгих 18 лет. Только летом 2012 года я посетила Олинфос. Что мешало сделать это раньше? Я ведь была в Греции в 1997, 2001 и 2004 годах, посещала Салоники и их окрестности, и всегда помнила, что где-то здесь в Северной Греции находится место моих снов и мечтаний. Прежде всего, останавливало полное отсутствие информации – как и на чем туда добираться. Но, пожалуй, даже не это, а боязнь разочарования, вдруг, приеду туда, а место окажется совсем не тем, и нет там двух горных вершин и пещеры в ущелье между ними.

Ancient Olynthos Chalkidiki - Greece - 043 Так или иначе, за все эти годы удалось собрать не так много информации об Олинфосе, даже интернет не сильно помог. Там тоже почти ничего не было, только пара предложений в Википедии, да небольшие ссылки на три олинфские речи, произнесенные известным философом Демосфеном. В древности Олинф был главным городом полуострова Халкидики. Период расцвета Олинфа – IV век до н.э., но поскольку город принял сторону афинян в борьбе с царем Македонии Филиппом, тот в 349-348 годах до н.э. разрушил его. Проведенные в этом месте археологические исследования позволили выяснить, что город был спланирован по системе известнейшего греческого архитектора Гипподама из Милета. Археологи обнаружили здесь широкие улицы, большие дома, насчитывающие свыше десяти комнат и сложную систему канализации. Великолепны мозаики с геометрическими мотивами и мифологическими сюжетами, украшавшие богатые дома. Вот и вся информация, которая в тех или иных вариантах попадалась про Олинфос. Но здесь, нет ни слова, ни про какую эзотерику. Единственно, когда читала книгу "Пророк" Джебан Халиль Джебрана, где пророк идет по прямым, но шумным улицам благословенного Орфалеса, поднимается на древний холм за пределами города и оттуда взирает на небесную синь моря, ощущения были именно такими, что великий ливанский мистик Джебран описывает именно Олинфос, да и названия созвучные Орфалес – Олинфос. Так прошли многие годы - в мечте о поиске заветного места.

Окончательное решение, во что бы то ни стало посетить Олинфос пришло только летом 2012 года, когда мне написал один пенсионер из Подмосковья. В своем письме он говорил, что всю жизнь много путешествовал по России, сейчас в преклонных годах, болен, живет в частном доме в Подмосковье. И все что осталось ему в жизни – это вспоминать о своих поездках и тосковать о не свершенном. Все годы, что он активно колесил по разным уголкам страны, у него в сердце была одна мечта посетить Северный Урал и найти место с загадочным названием Вижай. Находясь порой в тяжелых жизненных ситуациях, он всегда вспоминал про то, что ему нужно найти Вижай, и это давало ему сил бороться и побеждать. Увы, за свою длинную, полную приключений и странствий жизнь, он так и не посетил Вижай, в чем сейчас горько раскаивается. Причина, почему не поехал на поиски места своих видений и откровений, была та же, что и у меня. Боялся, что когда приедет, место не оправдает его надежд, да и слишком мало информации за всю свою жизнь он смог собрать про Вижай. Сейчас, на склоне лет, он просил меня, человека, живущего на Урале, собрать для него информацию, а лучше прислать фотографии Вижая, чтобы он смог на них полюбоваться. Эта, хотя и краткая переписка, дала мне мощный толчок. Я поняла, что чтобы в старости не просить кого-то поехать в мое сокровенное место, чтобы с горечью не вспоминать, что самое главное место в своей жизни, на которое мне шли видения и знаки, я так и не посетила, я должна туда ехать немедленно.

Благо мульти-шенген у меня был, то не пришлось долго собираться, вариант дешевого тура на Халкидики нашелся сразу. Но вставал другой, немаловажный вопрос кого взять себе в пару. Это ведь не туристическая поездка, а эзотерическое паломничество в самое сокровенное для меня место. Увы, подруга, которую я могла посвятить во все тонкости поездки, отказалась ехать из-за сильной жары в Греции в августе, в итоге пришлось взять случайную попутчицу. Конечно, раскрыть ей главную цель поездки я не могла, пришлось только сказать, что есть одно место на полуострове Халкидики, которое мы должны обязательно посетить. В начале августа мы приехали в маленький поселок Полихроно, название его переводится с греческого как "много времени". И действительно, чего-чего, а времени у нас было хоть отбавляй. Две недели лежать на пляже в жару не хотелось, поэтому мы сразу стали думать о поездках. Увы, сколько мы не расспрашивали местных греков в Полихроно первые дни по приезду, как добраться до Олинфоса, никто не мог понять, что же нам конкретно надо, кто-то спешил отправить нас на гору Олимп, кто-то на Афон. Никто не мог вспомнить, чем же примечателен Олинфос и где он находится, хотя мы всем показывали карту. Так что потратив пару дней на бесполезные расспросы, мы решили поехать на двухдневную экскурсию Метеоры- остров Корфу. Очень повезло с гидом, Константин до того как переселился в Грецию был доцентом истфака Кубанского университета, так что его знания по истории и культуре Греции были просто потрясающи, за два дня общения с ним я узнала очень много нового и интересного про Дельфы, Микены, остров Делос, те места, которые также манили меня в Греции. Ура, Константин знал и про Олинфос, он сказал, что там, на месте раскопок сейчас небольшой музей, но прямых автобусов нет, поэтому от главной трассы нам придется идти пешком порядка 5-6 км и потом столько же обратно, если не повезет с попуткой. При жаре за сорок градусов это была не очень радужная перспектива. Также Константин посоветовал посетить нам древний храм Амона-Ра в Калифее, что было гораздо ближе к нашему Полихроно. Храм Амона-Ра по мнению нашего гида был гораздо интереснее, чем Олинфос.

Мы вернулись с экскурсии на остров Корфу и решили немного отдохнуть, наметив посещение Олинфоса на пятницу, ближе к дате нашего отъезда. Три дня отдыха плюс поездка на экскурсию в столицу меха Касторью не пошли мне на пользу, я потратила все наличные на покупки. Осталось всего 20 евро, а дальше вся надежда на пластиковую карту. В четверг, за день до намеченной поездки в Олинфос подруга осталась на пляже, а я вместе москвичами собралась ехать на рейсовом автобусе в Салоники, побродить по городу, посетить музеи. Даже на билеты до Салоник в оба конца нужно было 25 евро, не говоря о музеях. Поэтому, зная, что на автобусной остановке есть банкомат, я надеялась им воспользоваться. Следует сказать, что это был единственный банкомат во всем Полихроно, и, проходя мимо него, я часто видела, как греки снимают наличные, поэтому сомнений в надежности банкомата у меня просто не могло возникнуть. Но видимо, такова была моя карма, испытание на твердость намерения посетить Олинфос. Проблема еще была в том, что банкомат все писал только на греческом. После первой попытки получения наличных он написал на экране что-то вроде "операция отклонена" и вернул карту. На свою беду я сделала вторую попытку, нажав на другие кнопки и, о ужас, банкомат съел мою карту. Она лишь показалась на мгновение, потом стала ездить туда-сюда, так что за нее невозможно было ухватиться, потом полностью пропала. Банкомат, как ни в чем не бывало, будто насмехаясь надо мною, выдал свою исходную заставку: "Вас приветствует национальный банк Греции, выберите нужную операцию". А моя карта безвозвратно пропала. Я онемела от шока, там ведь все мои деньги! Что делать, кого искать, как связаться с банком в глухой деревне, где мало кто понимает и говорит по-английски. Я спрашивала у всех греков, что подходили к банкомату, что мне делать, но они лишь разводили руками, хотя и они уходили ни с чем, денег банкомат больше не выдавал. Одна молодая пара поняла мою беду, они позвонили по телефону горячей линии, что был написан у них на карте. Там сказали, что надо ехать разбираться в ближайшее отделение банка, а оно хоть и ближайшее, но находится в центре полуострова Кассандра, куда не так легко добраться. Городок с одноименным названием Кассандрия является административным центром полуострова. Хоть Кассандрия и административный центр, но только в понятии местных, он находится вдали от туристических маршрутов, поэтому автобусы туда ходят редко, всего несколько рейсов в день. Зачем пускать автобусы, когда у всех местных есть машины. До очередного автобуса было больше часа, я попробовала заняться автостопом, так как дело не требовало отлагательств. Стоя у злосчастного банкомата, я слезно молила останавливающихся около него греков отвезти меня в Кассандрию, но, увы, никто не внял моей мольбе, пришлось ехать рейсовым автобусом. Кассандрия оказалась еще меньше нашего Полихроно, всего одна улица, на ней автовокзал, банк и администрация. Когда пришла в банк, веселый грек служащий успокоил меня, что ничего страшного не произошло, деньги с карты не пропадут. Ведь банкомат, если не вернул карту обратно, режет ее на мелкие части, так что ехать со мной работнику банка нет смысла, все что можно достать из банкомата – это жалкие останки моей карты. В конце беседы, видимо желая меня окончательно успокоить, он добавил: "А что вы хотели от банкомата? Там уже дня два-три как нет наличных, трасса очень оживленная, деньги снимают быстро, заправим мы его деньгами только в выходные. Так что по любому, у вас бы не вышло снять наличные". Это прозвучало совсем в стиле греческого менталитета главное - "чего ждать от банкомата, когда там денег давно нет", а то, что банкомат съел мою карту и я больше нигде не смогу снять наличные, это второстепенно. В общем, безалаберность и леность – это в характере греков, при этом они оптимисты, всегда настроены на лучшее. После визита в банк, я прошла по единственной улице Кассандрии, зашла в церковь, сделала несколько фото и тоскливо побрела на автовокзал, смотреть здесь было больше нечего. Настроение паршивое, как дальше жить совсем без денег. А главное, как сейчас осуществить главную цель поездки – путешествие на Олинфос? До ближайшего автобуса назад в Полихроно было почти два часа. Я приготовилась провести их на вокзале в мрачных раздумьях о своей нелегкой судьбе. И вот тут, на Богом забытой автостанции меня ждало первое чудо! В небольшом здании вокзала была только я и кассир. Купив билет до Полихроно, я от нечего делать стала разглядывать большую карту полуострова Халкидики на стене. Кассиру тоже было нечем заняться, он вышел ко мне пообщаться. Совершенно случайно разговор зашел об Олинфосе. Невероятно, но этот кассир с маленькой автостанции, не только знал, что такое Олинфос и где он находится, но даже сам был там и стал с воодушевлением рассказывать о великой истории древней Македонии и Халкидик. Он не только рассказал мне на что следует обратить внимание при посещении Олинфоса, но тут же позвонил в справочные других автовокзалов и написал мне на листке исчерпывающую информацию об автобусных рейсах и их стыковках. Оказалось, если ехать с Полихроно с пересадкой в Неа-Муданье, то можно попасть на те автобусы, которые идут на Полигирос с заездом в Олинфос, так что совсем не надо идти 6 км по жаре. Это было провиденье Божье, в решительную минуту пришло и испытание и точный ответ, как добраться до сокровенного места. В Полихроно я вернулась совсем умиротворенная, не беда, что почти совсем нет денег, главное, я знаю путь!

Заняв денег у соседей, на утро я была готова к путешествию. Подруга настаивала, что для экономии денег нужно попробовать автостоп, и только потом, если этот план потерпит провал, идти на автобус. С вечера мы написали красочные таблички по-гречески "Олинфос", "Неа-Муданья", "Полихроно", чтоб греки видели, куда нам надо ехать. Однако, после неудачи с автостопом в предыдущий день, когда мне срочно нужно было попасть в банк Кассандрии, и никто не подвез, я уже не возлагала больших надежд на автостоп. На деле так и оказалось, за целый час попыток с автостопом на окраине нашего поселка остановилась только одна машина, да и та – мусоровоз. Высунувшийся из окна водитель на чистом русском спросил, куда нам надо. Он ответил, что с радостью бы подвез, но его мусорка так далеко не ездит. И что здесь только русские пытаются ездить автостопом, греки знают это, поэтому и не останавливаются. Не солоно хлебавши, мы понуро пошли на автобусную остановку, к тому ненавистному банкомату, который как ни в чем ни бывало, приглашал снять наличные. Каково же было наше недоумение и разочарование, когда столь долгожданный автобус проехал мимо нас без остановки, хотя мы ему махали, что было сил. Как выяснилось спустя несколько минут, автобус местного сообщения принадлежал другой автобусной компании, поэтому уходил с другой остановки, которая была раньше по трассе. Опять неудача! Понуро мы добрели до той остановки, где надо было ждать автобус, да, там действительно висело расписание этой компании. Следующий автобус только через полтора часа, но у него нет стыковки с автобусом, что идет из Неа-Муданьи в Олинфос. Так что, похоже, наш вояж в этот день срывался. Дальше выходные, автобусов будет еще меньше, и наши шансы попасть в Олинфос тают на глазах. Сама не понимаю как, но здесь случилось второе чудо. Нашли вопли и стенания на автобусной остановке услышал грек, который здесь высадил свою жену на работу и собирался развернуться, чтобы ехать домой – совсем в другую сторону. Мужчина подошел к нам, узнал про наше горе, что мы проворонили автобус, стоя совсем на другой остановке. Мы сказали ему, что мы русские археологи, мечтающие попасть в Олинфос. На удивление, это оказался второй человек на Халкидиках после кассира, кто знал, что такое Олинфос. Он сказал: "Садитесь скорее, поехали догонять автобус", и повез нас в сторону совершенно противоположную от своего маршрута. Мы не только догнали, но и обогнали автобус, но наш водитель вошел во вкус и решил выполнить свой долг до конца, он довез нас прямо до автостанции Неа-Муданьи, где предстояла пересадка на следующий автобус. От Полихроно до Неа-Муданьи порядка 80 км, таким образом наш доблестный водитель проехал с нами лишних 160 км, стоит отдать должное такому чувству гостеприимства и патриотизма. Он не взял с нас ни копейки, сказав, что это его долг, помогать людям, изучающим историю и культуру его страны. В благодарность я вручила ему комплект открыток с видами Санкт-Петербурга, взяв их, он с нежностью сказал "Петерполь". Он произнес это так, что я до сих пор помню его голос, и как это красиво звучит – Петерполь, прямо как Персеполь. А ведь Петерполь по-гречески, это и есть – город Петра.

Итак, на автостанции Неа-Муданьи мы были на сорок минут раньше рейсового автобуса. Можно сказать, подкатили к станции на собственном авто, сэкономив на проезде по 10 евро с человека. В нашем положении, когда денег почти нет, это была большая удача. На автостанции Неа-Муданья все знали, что такое Олинфос и радостно нам улыбались, когда мы говорили, что едем туда. Здесь же на вокзале мы познакомились с греческим священником, для знакомства в ход пошли оставшиеся открытки с видами соборов Санкт-Петербурга. Как выяснилось из беседы, батюшка тоже ждал наш автобус, он ехал по делам своего монастыря в районный центр Полигирос, но выражение его лица, когда он говорил, было такое, будто он ехал в несусветную глухомань. За беседой с батюшкой время прошло незаметно, вскоре мы сели в заветный автобус. Минут через сорок автобус свернул с главной магистрали и вот мы уже в Олинфосе, при виде автостанции мы стали готовиться к выходу, но батюшка удержал нас, сказав, что специально попросил водителя, чтобы тот сделал крюк и довез нас до музея. Так что к заветному входу в древний Олинфос мы уже подъезжали не на личном авто, а на личном автобусе (правда рейсовом). Велика была радость местных греков, ехавших с нами в одном автобусе, начиная с въезда в поселок, они дружно тыкали пальцем в окно, показывая нам предмет своей гордости, развалины древнего Олинфоса. Хотя их сложно было не заметить, высокий холм, довольно большой по площади, с ровными, явно рукотворными краями, стал виден сразу, как только мы свернули с главной трассы.

olynthos1 Нас высадили прямо у входа в музей археологической зоны Олинфоса. Заплатив по 4 евро с человека, мы оказались на территории музея. У входа выдали карты с планом раскопок. Древний Олинф расположен на двух холмах. Неолитическое поселение периода 3000-2500 года до н.э. практически совсем не раскопано и мало посещается туристами. Далее на том же южном холме находится второй Олинф, основанный племенем боттиян в 7 веке до н.э., наибольшего расцвета этот город, как торговый порт достиг в 480 году до н.э., а через год был почти дотла разрушен персами. После чего на эти земли пришли племена халкидов, отчего весть полуостров и получил название Халкидики. Именно халкиды на втором – северном холме построили классический город Олинфос по плану известного греческого архитектора Гипподама, который построил ранее такие известные города Малой Азии как Милет и Приена и был посвящен в элевсинские мистерии.

Туристы посещают в основном северный холм и осматривают классический Олинфос. На удивление, в этот жаркий день на раскопках было многолюдно. Две группы итальянцев и американцев с гидами, греческие школьники и даже туристы из Белоруссии, это те, с кем нам удалось переброситься парой фраз, пока мы гуляли по раскопкам классического города. Так что место, вопреки нашим ожиданиям, оказалось очень оживленным и посещаемым, мы ведь предвкушали, что будем здесь первопроходцами. Итальянцы сказали, что Олинфос – это бренд последних тур сезонов на Халкидиках и про него написано во всех итальянских путеводителях. Жаль только, что в нашем Полихроно про Олинфос никто не знал, видимо когда "много времени" читать газеты и смотреть новости не досуг.

С самого начала, как мы только поднялись на первую возвышенность археологической зоны, я воочию увидела картину из своих давних olynthos3 снов. А когда мы поднялись на Агору – высшую точку северного холма, то от неожиданности захватило дух. Передо мною вдали возвышались вершины тех двух заветных гор, которые я так часто видела во сне. Хотелось все бросить и полететь туда! Но забор археологической зоны и простирающаяся внизу широкая долина не дали воплотиться моему устремлению. Да и летать я пока не умею. Но я, наконец нашла, что искала, реальность соответствовала снам юности, место моих грез – это действительно Олинфос, сомнений больше не было. Парадоксально, но моя подруга, связанная с эзотерикой разве что занятиями хатха-йогой тоже почувствовала нечто подобное, и на полном серьезе заявила, что хочет остаться здесь ночевать, именно на северном холме. Музей закрывался в 14 часов, после чего по территории шел сторож и выпроваживал всех припозднившихся посетителей. Так как площадь всей археологической зоны огромна, я думаю, его обход занимал не меньше двух часов. Подруга сказала, что в 14 часов она спрячется за большим холмом, посидит до темноты, а потом вернется в древний город. Не знаю, что вызвало у нее столь авантюрные мысли, я ведь ничего не говорила ей ни про горы, ни про пещеру. Она сказала, что голодать ей здесь не придется, благо еды в археологической зоне достаточно. По дороге нам то и дело встречались грушевые деревья, ветви которых ломились от зрелых плодов. Мы не постеснялись и набрали полные рюкзаки этих крупных, сочных груш. Следуя нашему примеру, итальянцы, шедшие с гидом, тоже перестали стесняться и стали рвать груши, а когда мы им предложили пустые пакеты для сбора урожая они стали собирать еще шустрее нас. Спонтанное решение подруги остаться здесь на ночь было крайне неожиданно для меня, пошутив по поводу, как бы не пришлось оставшиеся дни отдыха вытаскивать ее из застенков греческой полиции, как расхитительницу древних гробниц, я рассталась с ней и направилась к выходу, так как до закрытия музея оставалось не более получаса.

У охранников на выходе я спросила, где останавливается автобус, они сказали, что надо возвращаться в поселок, а это порядка 2 км. Так что просто чудо, что автобус нас подвез к музею, спасибо священнику. Итак, я одна возвращалась в поселок. Какие мысли были у меня по дороге? Безусловно, это - то самое место, что я видела в своих снах. Но до двух вершин еще далеко, наверное, не меньше 20-30 км, и не факт, что около них проходит дорога. Так что в следующий раз надо брать машину напрокат или идти пешком. Но это будет потом, в следующий приезд, сейчас слишком жарко, нет времени и денег на такие авантюры. Главное, решающий шаг сделан – место мечты найдено.

Олинфос предстал предо мною сонным, разморенным сильной жарой, на улицах ни души. С трудом в кафе на углу нашла грека, он растолковал мне, где автобусная остановка: "Вон на том пятачке, где телефон-автомат". Поплелась туда, но там, ни таблички, ни расписания, нет даже клочка тени, чтобы спрятаться от палящего солнца. На улице не меньше сорока градусов, после целого дня ногах под солнцем и лазания по древним развалинам, такая остановка сильно напрягает. Напротив остановки маленький магазинчик, на мое счастье он работал. Освежилась колой, спросила у продавщицы, когда будет автобус. Разморенная жарой, она лениво сказала: "Должен быть в три часа дня, но он из Пилигироса, если полный, то к нам не заходит. Следующие в пять и в семь вечера, но тоже нет гарантии, что заедут сюда". Перспектива ночевать на автобусной остановке не сильно радовала, да и солнце пекло нещадно. Время приближалось к трем, пришлось выйти из спасающей тени магазина и идти на остановку, чтоб опять автобус не промчался мимо, как было утром. И тут я увидела нечто! По пустынной дороге брела моя подруга. Чувство благоразумия взяло верх, она испугалась одна ночевать на раскопках, и когда охранник стал выпроваживать последних посетителей, ушла вместе с ними. Я поведала ей неутешительную новость, если автобус не придет в три часа, надо будет идти еще 6 км до главной трассы, так как на обратном пути не все автобусы заходят в Олинфос. Не успела она расстроиться по этому поводу, как случилось третье чудо. Прямо перед нами остановилась шикарная зеленая машина, и водитель вежливо спросил, куда нам ехать. Не веря своему счастью, мы сели в авто с кондиционером. Оказалось, водитель француз из Парижа, приехал отдыхать на Халкидики. Эту машину он взял в аренду в Белграде, проехал на ней всю Сербию, Черногорию, Македонию, сейчас путешествует по северу Греции. Нас он видел в археологической зоне, увы, он приехал всего за час до закрытия, поэтому не успел все осмотреть, но ему очень понравилось место, своей особой тишиной, покоем и энергетикой. Он довез нас до Неа-Муданьи, так как дальше наши пути расходились. Мы немного побродили по центру и набережной, потом пришли на вокзал. Вскоре пришел и рейсовый автобус из Полигироса, из него вышел священник, наш попутчик и помощник на пути в Олинфос. Батюшка крайне удивился, снова встретив нас на вокзале, ведь автобус с которым он вернулся, был первым обратным автобусом из Полигироса. Автобус был переполнен, поэтому не заехал в Олинфос. Каким чудом мы здесь? Мы ответили, что неисповедимы пути Господни и чудеса случаются в повседневной жизни. В этом мы убедились в полной мере.

Вернувшись домой, я долго думала, что ответить дедушке из Подмосковья, переписка с которым подтолкнула меня осуществить давнюю мечту. С одной стороны, может лучше, что для него мечта так и осталась мечтой. Ведь когда реализуешь ее на практике, начинает мучить другой вопрос: что делать дальше? Ну увидел ты свое сокровенное место, а дальше что? Ехать жить в Олинфос, учить греческий и начинать раскопки. Или ждать новых откровений? Время покажет, не будем спешить. Пока я просто рада, что удалось прожить такое необычное приключение.

 

Использованы фото с сайтов:en.academic.ru , grekomania.ru, sithoniagreece.com, wholehistory.ru