Бытует мнение, причем даже среди людей, напрямую связанных с творчеством, что в этом процессе человек должен научиться прежде всего выражать свои мысли и чувства, привлекать внимание к его конечным результатам любыми средствами, стать независимым, то есть свободным от чьего-либо влияния и найти свою собственную, неповторимую творческую линию. Все это конечно так. Но порою такие люди забывают о самом важном – о том и о тех, для кого необходимо это творчество прежде всего, если оно выносится на широкое (пусть даже и в круг своих знакомых людей) обозрение.

Многие даже и думать не хотят об ответственности за свое детище. То есть: «Я его породил, а оно пусть живет само по себе; если его люди примут (творение) – хорошо, а если нет – значит, еще до него не доросли». Влияние-то оно обязательно окажет, весь вопрос – какое. А это, как ни парадоксально, будет зависеть оттого, какие цели перед началом творческого процесса поставит себе его вершитель.

Если к осознанию этих целей человек подойдет легкомысленно или поставит, чего еще хуже, во главу угла эгоистические интересы – возвеличить свое имя, заработать на нем денег, уважение и почет, то энергия, заложенная в такое творчество, не пробудит в других лучших чувств и не приведет к осмыслению своего жизненного пути, и ладно, если человек просто пройдет мимо, ничего не изведав – ни хорошего ни плохого, но зачастую это ведет к формированию дурного вкуса, нелепой моды (до которой большой любитель наш неуемный астрал), безответственного мышления и бескультурного поведения.

Если творец не пожелает озаботиться тем, а как еще больше прокинуть мостиков от лучших мыслей и чувств, формирующих энергетическую суть его творений, к сердцам своих зрителей и слушателей, то не делу света послужит энергия его, а мамоне. Любой ответственно творящий должен научиться педагогическому искусству, а именно – найти такие формы и методы в своей работе, чтобы адаптация восприятия зрителя не требовала чрезмерных затрат энергии с его стороны, но чтобы свет любви и мудрости творца просто и естественно мог дойти до самых потаенных глубин сознания, не подвластных (практически всегда) рассудку и логическому анализу.

То есть, человек творческий должен еще стать тем проводником для душ к нему приходящих, который подобно Данко поведет их из мрака и болот безысходности, обыденности и бесцельного существования.

- Вы слишком много хотите, - могут возразить мне. – Творец вовсе не обязан этим заниматься.

Но тогда пусть никто не жалуется на кризис его творчества, потому что любая самость ограничена в своем проявлении, и только сердечные каналы дадут доступ к неисчерпаемым источникам космической энергии. Все самые известные творцы, кто создавал немеркнущие в веках шедевры человеческого гения, всегда были озабочены тем, а что именно несут они другим людям и как донести во всей полноте те послания, что открылись их внутреннему видению, слуху, сознанию.

И каждый из нас, творя ежедневно свои новые формы и образы, должен спрашивать себя – для чего я делаю это? Что светлого и хорошего я могу пролить в сердца и души своих встречных? Как еще лучше мне суметь выразить свое отношение к освещаемому мной? Ведь даже если мы где-то побывали, что-то увидели, услышали, прочувствовали – от нас ждут не бездумной трансляции воспринятого, но впечатления (потока энергии, сфокусированного и преломлемленного нами), переработанного нашим сознанием и трансмутированного умом и сердцем (причем не по отдельности, а именно в их синтезе - глубоким и сердечным анализом).

Многие грешат тем, что начинают в этом процессе адаптации к своим слушателям использовать без меры цитаты из высоких первоисточников, а то и вообще выдавать необработанный для восприятия материал. Даже малоискушенный человек в этом случае почувствует, что он зря теряет время, потому что говорить умеет даже попугай, а подражать может и обезьяна, но они не могут дать огней своего сердца (не вспышек возбужденного астрала, а именно сердечного тока).

Только переработанное внутри себя, отражающее наше отношение к воспринятому изложение может творить в пространстве, в умах и сердцах, так как в этот момент творим мы: мы трансформируем воспринятую нами энергию в горниле своего сердца, соединяем ее с мощью Высокого Вдохновения (Божественной энергией из Мира Огненного), нанизываем этот синтез на основание нашей любви к окружающим и на остов из тех целей (ментальных установок), которые мы преследуем своим творчеством.

В ответ не смогут открыться только совсем черствые сердца, но в души даже неверящих в высокие материи все равно прольются ручейки, пусть даже капли лучших наших энергий, так необходимых для питания их духа. Перед творцом всегда должна стоять задача: как так в своей новой работе настроить свой психический аппарат, чтобы стать в итоге проводником между Миром космической мудрости и людьми, ищущими или могущими найти путь к нему; как суметь построить новые мосты и каналы единения между Великим Сердцем и сердцами стремящихся к нему и даже блуждающих во тьме.

Любой истинный творец (понимающий свою роль и значение в этой цепи) умножает потоки Радости и счастья и помогает строить Новое Небо и Новую Землю. Великое самоотречение и бескорыстность, истинная любовь к другим и понимание важности вершимого пусть будут путеводными звездами для каждого, кто стремится стать им. И пусть будет слышно каждому творящему пение муз и звучание лиры Аполлона, и наполняется мир прекрасными образами.