lico-genschiny День начинался обычно. Все то же холодное утро, которое ничем не отличалось от других, даже если было лето. Этот холод имел другую природу – это был холод серости, пустоты, мелких чувств и обыденности. И каждое утро начиналось именно с него. Она пыталась бороться с этим холодом, но он был везде – он был в каждом городе, в каждой улице, в каждом углу, в каждом празднике и в каждом лице. А вся радость, все движение вокруг были какой-то бутафорией, каким-то неестественным спектаклем, в который ее поместили и заставили играть.

Вначале она протестовала, закатывала всем скандалы, на что окружающие недоуменно таращили свои бесцветные и нечувствительные глаза. Но этот холод понемногу, с каждым новым днем, медленно, но уверенно захватывал ее в себя, как паук затягивает в сети трепещущую изо всех сил крылышками бабочку, наваливая все новые тенета и ждущий, когда она в изнеможении сдастся на милость сильного.

Холодное утро – оно даже не было мерзким, так как оно вызвало бы какие-то чувства, оно было никаким, как абсолюная пустота, убивающая все своей мертвенностью. И такое утро понемногу убивало день за днем – было ли солнце, шел ли дождь, падал ли снег или ветер кружил листья. Так, капля за каплей вытекает из цветущего дерева сок, постепенно превращая его в сухостой.

Она шла в это мертвое своим холодом утро, в туман, шла словно  приведение, не понимая уже, зачем она идет туда, на эту никому не нужную работу, где были такие же винтики одного механизма – агрегата по производству холода. Она не спешила. Зачем ей было торопиться? Ведь следующая секунда ничем не отличалась от предыдущей.

Angel_Zlatuye_Vlasuy И вдруг ежедневная мысль: «Зачем мне нужен этот холод?», превратилась в резкую боль. Боль не была тупой, безжизненной, в которой живет смерть – она была горячей, пульсирующей. Все ее существо начало содрагаться в немыслимых конвульсиях  - это была боль жизни, которая цеплялась за тело, а разум целялся за эту боль, стремясь сохранить ненужную ей жизнь.

- С вами все в порядке? – голос и лик словно ангела небесного, сошедшего с иконы «Ангел – золотые власы», возникли вдруг не только перед ней, но и где-то внутри нее.

 

А затем наступила темнота. Но она четко отметила, что в ней уже не было холода. Ей даже показалось, что этот откуда-то взявшийся ангел похитил его, а по каждой клеточке ее тела стало растекаться пульсирующее тепло. Что это было – день, ночь, этот или другой мир – она не понимала. Но вдруг снова увидела перед собой уже знакомый ангельский лик.

- Ну вот и замечательно, поправляйтесь – все у вас цело: руки, ноги и даже голова. Вам очень сильно повезло.

Лик исчез. Она поняла, что пришла в себя, поскольку туманная дымка, сквозь которую только что с ней говорил ангел, рассеялась. Она огляделась и увидела себя лежащей на кровати. Она встала, даже не задумавшись о том, найдет ли она опору в своих ногах, прошлась – необычная легкость во всем теле. Все эти необычные ощущения и даже необычное освещение в помещении породили в ее сознании недоуменные вопросы: «Что со мной было? Где я? Кто это был?». Вопросов рождалось много, но голова не хотела ответов.

Не отдавая себе отчета о своем местоположении, она нашла выход на улицу. Холод куда-то исчез, испарился. Мир был ж и в о й ! Он был горячим. Он пульсировал. Но самое главное – (она почувствовала это интуитивно) в этом новом для нее мире жила радость.

- Куда же делся холод? Может он остался в том, другом мире? И что это за мир, в котором я очутилась?

И вдруг пришел ответ на все вопросы.

- Это тот же мир, но я вижу его через какую-то необычную линзу, и весь он видится поэтому мне по-другому. А вот интересно – какой же из них является настоящим, а какой – выдуманным, нереальным?

После долгих раздумий она решила – настоящий из них тот, который ей нравится.

- А вдруг этот новый, чудесный мир исчезнет, испарится, растворится; вдруг это новое видение прервется, как бывает внезапно ломается механизм, который, наращивая обороты, увеличивает скорость своего движения, и из-за с треском лопнувшей детали взлет резко, внезапно сменяется падением! И ужас от мгновенного осознания случившегося заглушает разум криком: «Спасайся, кто может!». Нет! Ни за что! Этого не может быть, я это не вынесу! Я это просто не допущу! Так, стоп!

Целая гамма обрывков каких-то настолько сильных и противоположных чувств за считанные секунды пронеслась в ее голове, что ей показалось, что она видит сон, в котором качели, сделав немыслимый по скорости оборот сверху вниз и снова вверх, выкидывают ее со своих сидений. Она прижала ладонь к груди и вдруг услышала пульсацию своего сердца с такой силой выбрасывающего кровь в аорту, что испугалась мгновенного последовавшего за этим видения, в котором красная волна с огромной высоты обрушивается в бездну и выливается из ее горла.

- Господи, что это такое? – взмолилась она. – Что происходит?

- Ты живешь, - возникла вдруг четкая, радостная и в то же время по-отечески покровительная мысль.

- Откуда все это взялось? Почему этого не было раньше? Надо успокоиться! И понять – что делать дальше?

Бурные впечатления достаточно быстро улеглись, зато появились другие, настолько же необычные.

- Как хорошо, что стало тепло! Как же я раньше не замечала этого тепла?

А теплым было почти все: эти пушистые облака, похожие на куски, даже на кем-то надерганные клочки ваты; эти бледные, но веселые лучи солнца, которые как-то непонятно щекотали руки и щеки; брызги воды, переливающиеся как бриллианты, висевшие на листьях и создававшие комплексное впечатление огромной сияющей залы с хрустальными подвесками.

И вдруг среди этого сверкающего света и тепла как-то защемило сердце от возникшего ощущения совсем иной реальности – она услышала странную музыку, которая словно эхо, многократно отражающееся от множества рядом расположенных скал, возникла откуда-то сверху. Может даже от звезд. И эта странная музыка, будто сопровождающая их ритмичное мерцание, возникала словно из бездны Вселенной, скрытой за этим голубым небом и  белоснежными облаками, и, отзвучав небывалыми нотами, удалялась обратно. Затем девушка удивленно отметила, что брызги воды, клочки ваты – облаков и даже лучи солнца как бы застыли в воздухе и даже были видны малейшие части, их составлявшие.

Stremlenie А после отзвучавшей странно-небывалой симфонии в ее сознании появилась отчетливая мысль, вначале звучавшая как легкий шелест ветерка, но с каждой следующей секундой нарастающей в ясности и энергетичности и под конец своей четкостью ставшая напоминать резец Вершителей судеб, вырезающий немеркнущие строки в скрижалях вечности.

- Что есть жизнь и что есть небытие? В чем явлена Высшая Радость и существует ли мертвящий душу покой? Хочешь ли ты воскреснуть для Истинной Жизни или почить с Вселенским холодом?

- Я выбираю жизнь!

- Тогда устремись к ней!

- Я уже иду к ней!

- Будь упорна в своем движении. Твой полет важен для многих.

Она не удивилась этому диалогу неизвестно с кем, но что-то ей подсказало, что сейчас она присягала на верность чему-то небывалому, может самой что ни на есть Силе, творящей Жизнь. Наступало новое утро, открывались новые горизонты. Разворачивались в огненном пространстве свитки для лучших разрешений, творилась лучшая судьба для многих. Начиналась новая эпоха, не имеющая границ времени. Зажигалась новая звезда, озарявшая путь многим. Творилась Высшая Воля.

При подготовке материала использованы:

  • икона Ангел Златые Власы с сайта predanie.ru
  • женский портрет Ennio Montarello с tranziter.ru