tri jizni za odnu В Интернете нашли интересный материал. О Наталии Владимировне Малышевой - женщине, которая в годы войны была разведчицей, после войны работала с С.Королевым (занималась ракетными двигателями). В конце жизни стала монахиней. Матушкой Адрианой. В 2012 – м году она оставила этот мир. Посмотрите, какая у нее была жизнь! В свой век эта женщина вместила не одну, а целых три... Целых три жизни. И проявилась в каждой из них.

По материалам: http://www.kp.ru/daily/24239.3/438318 и http://adriana.su/

О монахине, живущей в московском женском монастыре, мне рассказали недавно «Ей восемьдесят семь. Но голова светлая, память - молодой позавидует. Студенткой в 41-м году добровольно пошла на фронт. И почти сразу стала разведчицей. Воевать начала на Волоколамском направлении. Что значило это место для судьбы Москвы, объяснять вряд ли надо. Студентка авиационного института сразу обратила на себя внимание смелостью, выдержкой, находчивостью. Хорошо знала немецкий язык. «Твое место у нас!» - сказал командир разведгруппы. «Согласна», - ответила Наталья Малышева. Сколько раз за войну переходила линию фронта, она не считала. В каждой «ходке» была бойцом-разведчиком, медсестрой, переводчиком. В Москву вернулась из Берлина. Закончив институт, получила профессию конструктора ракетных двигателей. Работала тридцать пять лет. С возрастом стала посещать монастырь, помогая в делах монахиням. И увидела: в конце жизненного пути её место тут, в келье». Такова судьба монахини Адрианы (в миру Натальи Владимировны Малышевой). Я встретился с ней неделю назад в келье монастыря - в маленькой комнатке с двумя столиками, уставленными памятными подношениями и пузырьками с лекарствами. Пять часов говорили о жизни, больше о её удивительном жизненном пути.

Gandhi Махатма Ганди, непричинение вреда любому живому существу, единство религий, карма.
(фрагмент из книги "Автобиография йога" Парамаханса Йогананда)
...
Ганди взглянул на меня со своей незабываемой улыбкой.

– Махатмаджи,– спросил я, усевшись подле него на циновке со скрещенными ногами,– дайте мне, пожалуйста, ваше определение ахимсы .
Непричинение вреда любому живому существу мыслью или делом. – Прекрасный идеал! Но мир всегда скажет: разве нельзя убить кобру, чтобы спасти ребенка или спастись самому?
– Я бы не мог убить кобру, не нарушив двух моих обетов: обета бесстрашия и обета ахимсы . Я скорее попытался бы успокоить змею внутренними вибрациями любви. Я не могу снизить мои стандарты, руководствуясь обстоятельствами.– Затем с поразительным чистосердечием Ганди добавил: – Должен признаться, что я не смог бы вести этот разговор так спокойно, если бы передо мною находилась кобра.
Подобно всякому индийцу, я верю в Бога и Его единство, в перевоплощения и освобождение. Я могу описать мои чувства к индуизму не иначе, как мои чувства к своей жене. Она волнует меня как ни одна другая женщина в мире; и не то, чтобы у нее не было недостатков: я смею сказать, что у нее их больше, чем я сам вижу. Но я всегда ощущаю нарастающую связь с нею. То же самое я чувствую и по отношению к индуизму со всеми его ошибками и ограничениями...
Индуизм не есть религия исключительности. В ней есть место для почитания всех пророков мира. Это не миссионерская религия в обычном смысле слова. Индуизм, несомненно, усвоил свои принципы из многих источников. Но это усвоение происходило незаметно, в процессе эволюции. Индуизм учит каждого человека почитать Бога в соответствии со своей собственной верой, или,– и потому он живет в мире со всеми религиями".
Темная пелена мировой войны затянула землю, океаны и небеса...