Подвиг - Я.В.Ушаков, Гибель Рязани

Содержание материала

Я.В.Ушаков, Гибель Рязани

скачать аудиозапись

События русской истории происходят почти всегда вопреки «объективным закономерностям», свидетельствуя о том, что определяют историю не земные законы, а мановения Божии, сокрушающие «чин естества» и недалекий человеческий расчет. Митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Иоанн.

«И не осталось во граде ни одного живого: все равно умерли и единую чашу смертную испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего - ни отца и матери о детях, ни детей об отце и матери, ни брата о брате, ни сродников о сродниках, но все вместе лежали мертвые. И было все то за грехи наша». Так гласит летопись о разорении русской земли и гибели Рязани.

Велика была распря между русскими княжествами. Участились братоубийства, насилия, коварство. Не стало более на Руси былого благочестия. И грянул первый удар грома над забывшимися грешниками - страшная битва на реке Калке. Это была первая встреча с татарами - врагом неизведанным доселе. Поражение было такое, какого не видала доселе русская земля. Сказались все пороки того времени. Раздробленность Руси привела к тому, что над войском не было даже общего начальника. Показывая чудеса храбрости, русские отряды действовали порознь и почти все полегли. А князья, кто остался в живых, сдались. Купились на обещания татар их отпустить и все были задушены: победители положили их под доски, на которых сидели, празднуя победу.

... Татары не пошли дальше на Русь. Это не входило в их планы. Русскому народу и особенно князьям Господь дал время на покаяние. Но не ужаснулась Русь, не покаялась. Татары вернулись через несколько лет, и вкусила наша земля полную чашу бедствий.

«В год 1237 Попущением Божиим, за грехи наши, пришел безбожный царь Батый в русскую землю» - говорит летописец о начале страшного времени татарского нашествия. Никогда до этого русский народ не испытывал больших насилий, мучений и не подвергался большим грабежам и опустошениям. Но, чтобы чаша бедствий не переполнилась и не привела бы Русь к отчаянию и гибели, Господу угодно было приготовить к этому времени утешение от святителя и чудотворца Николая.

За 12 лет до нашествия Батыя, в 1225 году князю Феодору, сыну Рязанского князя Юрия, было во сне явление святителя Николая. «Иди, Княже, навстречу моему образу Корсунскому. Я хочу здесь пребывать этим моим образом, и творить чудеса, и прославить место это. А о тебе, князь, умолю всемилостиваго и человеколюбивого Христа Бога нашего, чтобы Он даровал тебе и жене твоей, и сыну твоему неувядаемые венцы в царствии Своем небесном».

Князь долго размышлял: «Святитель говорил о жене и сыне, а у меня ни жены, ни сына нет»...

А годом раньше святитель Николай явился во сне пресвитеру Евстафию, повелев идти из Греции в землю русскую с чудотворным образом.

Князь Феодор, повинуясь воле Святого, вышел из города со всем священством. С великим благоговением и радостью принял князь из рук пресвитера Евстафия чудотворный образ святителя Николая Корсунского (ныне называется Зарайский образ святителя Николая) и с торжеством принес в свой город Зарайск, называвшийся тогда Красный.

Князь вскоре женился и родился у него сын, как и предсказывал святитель Николай.

Чудотворная икона сразу прославилась множественными чудесами; а позже, в дни татарского нашествия русские люди прибегали к образу с покаянием, ища облегчения и утешения в молитве. «И прощи бывали великие и исцелены были многия...» А русские воины, молящиеся перед образом святителя, были укрепляемы и являли в битвах чудеса доблести и самопожертвования.

В 1237 году первым на пути Батыевой орды встало Рязанское княжество. Хан остановился на реке Воронеж и отправил к Рязанскому князю Юрию послов. Пришлось Князю, чтобы умилостивить завоевателя, отправлять к Батыю с богатыми дарами своего сына князя Феодора.

Стал Батый требовать десятой доли во всем, а под конец, совсем распалившись, сказал: «Дай мне княже, изведать красоту жены твоей». Благоверный же князь Феодор Юрьевич посмеялся и ответил хану: «Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому Царю, жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь. Только когда нас всех не будет, то все это вашим будет». Разъярился безбожный хан, не ожидавший такого дерзкого ответа, и тотчас велел умертвить благоверного князя Феодора и всех, кто с ним прибыл.

Батый обрушил на Зарайск всю мощь огромного войска. Мысль надругаться над женой гордого руса стала навязчивой и не давала ему покоя. Он жаждал наслаждений а еще пуще - мести, и мурзы получили строжайший приказ как можно быстрее доставить княгиню в шатер Батыя.

Княгиня Евпраксия получила страшное известие тогда, когда у стен Зарайского Кремля уже появилась вражеская конница. Спастись бегством было невозможно. С маленьким сыном наблюдала она побоище с высокой кремлевской башни. Русские оборонялись яростно, каждый стоил нескольких ордынских воинов, но татар было так много, что исход сражения не вызывал сомнения ни у кого. И вот татары ворвались в город, никого не оставляя в живых. Убивали без разбора всех, даже грудных детей. Живой должна была остаться только княгиня. К башне, где схоронилась Евпраксия с маленьким Иоанном, уже бежали татары, выполняя приказ Батыя. Рухнула под их ударами дверь, вот уже они бегут вверх по лестнице, предвкушая благодарность от хозяина. Евпраксия, держа сына на руках, через окно ступила на карниз, последний раз взглянула на любимый город и через мгновение разбилась о черные камни...

Разъяренному Батыю оставалось срывать гнев на своих: в городе не осталось ни одного живого русского.

Великий князь Рязанский Юрий попытался остановить нашествие, встретив татар у границ Рязанского княжества. Битва была страшная. Татары дивились мужеству и стойкости русских. Много врагов побили рязанцы, но и сами все полегли в неравной битве вместе с Великим князем, многими местными князьями и воеводами. «Все равно умерли и чашу смертную испили. Ни один из них не повернул назад»...

Неоткуда было ждать рязанцам помощи. Князь Владимирский на просьбу Рязанского князя ответил молчанием. Ни сам не пришел, ни людей не послал. Решил встретить татар у своих пределов.

И пошли враги по Рязанскому княжеству, разоряя города и предавая все огню и мечу, пока не подошли наконец к самой Рязани.

Пять дней осаждал Батый Рязань. Пять дней неотступно бились рязанцы. Один приступ сменялся другим. Взамен уставших войск татары вводили свежие силы. Рязанцы же бились бессменно. На стенах сражались все, кто мог держать оружие. Женщины вставали на место убитых мужчин. Но силы были слишком неравны, и таяли ряды израненных, изнемогших от непосильных ратных трудов защитников города.

И вот утром шестого декабря 1237 года (по старому стилю) пошли поганые на приступ. Град камней из метательных орудий обрушился на оставшихся в живых защитников, заработали и орудия стенобитные. По бесчисленным лестницам полезли татары на стены. Это был последний приступ. Рязань пала. Черной лавиной хлынули враги на городские улицы, предавая все огню, везде сея смерть и разрушения. Много татар полегло под стенами Рязани, и вот за это, за упорство, мужество и несговорчивость рязанцев мстили окаянные татары. Не жалели никого. Все, - старики, женщины, дети и даже грудные младенцы, - были истреблены.

«Иных мечами посекли, а других в реке потопили» - говорит летописец. «Храмы Божии разоряли, и в алтарях много крови пролили». Некоторые храмы сжигали вместе с молящимся народом.

И вспомнил Хан ответ князя Феодора «Только когда нас всех не будет, то все это вашим будет», видя, как умирали русские, не покорившись. Несколько дней длились грабежи и убийства. И пошли татары дальше, на Владимир и Суздаль, оставив пепелище на месте некогда цветущего Рязанского княжества.

...Рязанский боярин Евпатий Коловрат был в то время в Чернигове. Узнав о нашествии, он немедленно, с малою своею дружиною поспешил в Рязань. Ужасная картина открылась ему, когда он вступил в земли Рязанские. Цветущие некогда города, деревни, села, Божие храмы - все было сожжено. Страшное зрелище представляла его родная Рязань. Сплошное пепелище с множеством трупов, терзаемых дикими зверями.

Вскричал Евпатий в горести души своей: «Неужто не отомстим за поругание земли нашей русской! Лучше нам смертию славу вечную добыть, нежели быть во власти поганых!»

И собрал он дружину небольшую, всего 1700 человек, которых Господь чудом сохранил в окрестностях разоренной Рязани. И, обратившись с молитвой к Пресвятой Богородице и Святителю Николаю, помчался Евпатий вслед уходившим татарам, и нагнал их уже в Суздальской земле.

Удар небольшой русской дружины был настолько внезапным, что тут же смял задние полки татар. Татары в страхе разбегались, не понимая, что происходит.

«И сделались татары точно пьяные или безумные» - говорит летопись. Многим почудилось, что это мертвые Рязанцы восстали, чтобы отомстить своим губителям. Били татар нещадно. Смело врезались в татарские полки, прорубая в них просеки, заваленные трупами врагов. За осквернение Божиих храмов, за поругание родной земли, за убийство своих соплеменников, мстили непрошеным гостям неистовые рязанцы. Всю силу, всю ярость вкладывали русские воины в каждый взмах мечом. Приходилось подбирать татарское оружие и драться им, когда притуплялось или ломалось свое. Но велики были силы татар. По слову летописца... «один Рязанец бился с тысячею, а два с десятью тысячами».

podvig_evpatiy_kolovrat
худ. И.Архипов, Евпатий Коловрат
Все же татарам удалось пленить нескольких израненных русских. Привели к Батыю. Хан сам стал их расспрашивать. Отвечали ему с улыбкой: «Веры мы христианской, полка Евпатия Коловрата. Посланы мы от князя Рязанского тебя, сильного царя, почествовать, и с честью проводить, и честь тебе воздать. Да не дивись, царь, что не успеваем наливать чаш на великую силу-рать татарскую».

Позвал хан своего племянника Хостоврула. Тот был опытным воином, да и в поединках равного ему не было, настоящий богатырь. Взял он лучшие полки и стал похваляться перед Батыем, что приведет Евпатия к хану живьем. Обступили Евпатия татарские полки. Сам Хостоврул решил в поединке сразиться с Евпатием, да не долог был тот поединок. Русский витязь пополам, до седла разрубил Батыева племянника.

Батый потерял уже множество своих лучших воинов. Настал момент, когда даже Хан устрашился. Многочисленные советники его шептались за спиной: «Эти люди крылатые, не знают смерти и так крепко и мужественно на конях бьются. Ни один не съедет живым с побоища».

Плечом к плечу, подбадривая друг друга, оставшиеся в живых русские воины, продолжали так храбро и мужественно биться, что татары уже боялись к ним приблизиться. Какая-то невидимая сила хранила Евпатия и его небольшую дружину.

Так и не одолев Евпатия в рукопашном бою, татары подтащили к месту сражения множество метательных орудий, и в оставшихся русских воинов полетел град камней. Ряды русских быстро таяли, скрыться было некуда. Вот и Евпатий Коловрат был сражен наповал огромным камнем, попавшим ему в грудь. Лишь немногих, совсем изнемогших от ран, взяли в плен.

Долго смотрел на тело Евпатия хан Батый - «Хорошо ты меня попотчевал с малой своею дружиной, и многих моих воинов побил. Если бы такой вот служил у меня - держал бы его у самого сердца своего».

И, склонился Батый перед беспримерной храбростью русских воинов. Отдал тело Евпатия немногим оставшимся в живых из его дружины, велел отпустить их и ничем им не вредить.

Погибла и больше не возродилась Рязань... «Исчезло богатство ее, отошла слава ее...» Теперь на месте бывшей Рязани пустое городище. При Екатерине Второй название Рязань перешло к городу Переславль-Рязанский.

Сбылось пророчество святителя Николая князю Феодору: «А о тебе, князь, умолю всемилостиваго и человеколюбивого Христа Бога нашего, чтобы Он даровал тебе и жене твоей, и сыну твоему неувядаемые венцы в царствии Своем небесном». Благоверный князь Феодор, его супруга - благоверная княгиня Евпраксия - с маленьким сыном Иоанном были прославлены и стали местночтимыми святыми. В Зарайске у церкви Иоанна Предтечи похоронены тела их рядом под тремя каменными крестами. А переименовали город Красный в Зарайск потому что княгиня себя убила или «заразила», если говорить по-старославянски, и первое время называли город Заразск, и потом уже народный говор дал ему современное звучание.

До Куликовской битвы, положившей начало освобождению Руси от татаро-монгольского ига, оставалось еще долгих 150 лет. За это время русский народ должен был пройти трудный путь покаяния, слиться из многих раздробленных княжеств в единую мощную Православную державу.

Не будем отчаиваться и сейчас, ибо русская история показывает нам, что даже в самые страшные времена, когда, казалось бы, русский народ вот-вот перестанет существовать, Господь не оставлял Россию, если мы прибегали к Нему с покаянием.

Господе Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных!

2018 Уральский магнит