Семен Кирсанов - Небо над Родиной. Посвящение и явление первое

Содержание материала

(1943-1947)

ПОСВЯЩЕНИЕ

Я с вами, Небо и Земля, вас никогда не брошу я.
Пусть изменюсь, пусть растворюсь, но с вами вечен мой союз.
Пусть я золой лежу в земле — мое тепло в ее тепле,
и счастье частью мира быть мне никогда не разлюбить!
Я в ливне жил, я каплей был, не мрак — я радугу любил.
На брызгах граней дождевых я семицветный строил стих.
В мельканье грозовой воды мои спектральные следы.
Умру — вернусь игрою призм туда, где мир, сюда, где жизнь.
И в синем небе Шар Земной опять со мной, всегда со мной.

 

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

 

3 е м л я

Громады пара плывут по выси Земного Шара.
Они повисли
в дыму пожара —
и вот их мысли.

 

Облака

— Меня война застала в море.— Я шло в Карпатское предгорье.
— Я видело явленье ада у пригородов Ленинграда.
— Я шло над Полюсом холодным. — Был подо мной тревожный Лондон.
— А я прошло над пленной Прагой, вспухая пасмурною влагой.
— Я увидало дым Варшавы! Как шрамы, улицы кровавы!
— А я — Акрополя колонны, где шли немецкие колонны...
— Я прикрывало дымный Мурман, бой кораблей на море бурном.
— Я — Севастополь обагренный, над панорамой обороны...

 

Н и з к и е обрывки облаков

Колкой проволоки ряд,
ужас загнанной толпы,
трупы после их тропы.
И за группами солдат —
перебитые мосты,
деревянные кресты.

 

Земля

И гром орудий,
и лом, и люди
в недвижной груде.

 

Облака

 

Мы услыхали хрип народов, сирену паники кричащей.
Там синий свет тревожных лестниц.
И город в зареве багровом.
И гибель мирных пароходов.
И труп, на улице лежащий...
Проломы крыш и мутный месяц под черноугольным покровом.

 

Одно облако

Из обожженных смертью гетто — их привезли с детьми и женами.
Там небо низкое согрето ужасной сажей и золою.
Там странного посевы цвета. Там пахнет дым костями жжеными.
Там очертания скелетов под свежевспаханной землею.

 

Земля

Во мне — мильоны испепеленных, тел истребленных.
Но кто в ответе за дело смерти на этом свете?

 

Облака

Он шел брезгливый и помятый. Солдат повернуты квадраты
железных касок дробью крупной к его протянутой руке.
Клеймо на этом человеке. Припухшие от власти веки.
Натянутые губы трупа. Железный крест на сюртуке.

 

Земля

Да будет проклят
орудий Крупа
столетний грохот!

 

Капля

В туче капельной летела
я, прозрачна и кругла.
Я с дождем упасть хотела
на сосну, но не смогла:
слишком легкою была!
Я с туманом опустилась
и повисла на весу,
как стемнело — превратилась
в тельце сырости, в росу.
Не нашла болотной ряски...
На звезде солдатской каски
ночевала я в лесу.

 

Облака

Нам ночь ракеты осветили, мы тоже видели бойца: как капли крупные катились с его бессонного лица, как перебитыми ногами он врылся в обожженный прах,

в обломки и колючий камень, к своей судьбе теряя жалость.
Бесчувственный к землетрясенью, свой автомат держа
в руках, всю ночь держался он за землю, и за него земля держалась.

 

Земля

Так он держался,

так он сражался,

мой сын любимый.

Я есмь Россия,

кровь оросила

мои ложбины.

 

Низкие обрывки облаков

Задеваем кровли изб,

задуваем в ветки ив,

серый ветер гонит вниз.

По земле — свинцовый визг,

нас качнул тяжелый взрыв,

понеслись осколки ввысь...

 

Облака

— Я вижу взрывы! Вижу танки! Я вижу в поле цепь пехоты.

— На первобытные стоянки вот так неслись единороги.

— Как злобно лают пулеметы! Я вижу раненых и мертвых...

— Шатаясь, как орангутанги, враги проходят вдоль дороги.

 

3 е м л я

Летят гранаты,

снаряды воют,

воронки ноют!

Впились лопаты,

во мне — солдаты

окопы роют...

 

Облака

Нас обшарили до нитки в темноте прожекторами,

от пожаров и разрывов мы рябы и полосаты,

нас уродуют зенитки, нас глушат радиограммы,

как стада гиппопотамов, к нам вошли аэростаты.

 

Капля

Низкий звук наполнил небо.

Кто летит на нашу мель?

Разузнать скорее мне бы —

это шершень или шмель?

Ближе! Громче! Мир закрыли

паром обданные крылья.

Приближаются! Ревет

винтовой ветроворот!

 

Облака

На нас дохнуло быстрым ветром,

в пустынном небе гулко стало!

Не ветер! Голос человека

среди кружащихся кристаллов!.

 

Капля

Из-за толщи плексигласа

на меня — два карих глаза.

Я прижалась! Потекла .

вниз по трещине стекла.

 

Голос

В бурю капель и кристаллов,

в мутном небе — мой полет.

Стая злобная отстала!

Сердце смелое, вперед!

Слышу снизу хрип убитых,

хруст коленей перебитых,

в пыль лицом упал ребенок,

возглас матери в степи,

язвы желтые воронок,

гетто ржавые шипы...

Вон туда моя дорога!

Я на город с облаков

пленным людям сброшу много

ободряющих листков.

С облаков я сброшу весть,

что Москва на свете есть...

 

Вихрь

Что за лодка в мире туч,

в мире туч? Пар зароет и закроет,

ветер вынесет на луч.

Мимо — визги, визги, визги

вырывающихся пуль, и мотора рокот низкий,

и мелькающие брызги

нити кинули па руль.

Только — луч, луч, луч

ищет летчик в море туч.

Рана кровью красит марлю,

но мотор его могуч!

Прорывает море хмари,

горы туч, туч, туч,

Ниагары и Сахары серых туч!

 

Птицы

Чьи вы? Кто вы? Как зарницы,

вспышки брызнули вдали.

Показались в небе птицы —

журавли или орлы?

Слабокрылым нет опоры,

гибель в воздухе рябит!

Наш вожак золотоперый

свистом издали убит!

 

Низкие обрывки облаков

Самолет спешит сюда,

ищет воздух голубой

в массе сумрачно-рябой.

Волокнистые стада,

уходите! Будет бой.

 

3 е м л я

Тяжелым гулом,

взрывной волною

меня качнуло.

Вновь надо много

снаряд метнуло

стальное дуло.

Статистика

Яндекс.Метрика

Поиск по сайту

Друзья сайта

Мудрость Мираkuva bnТворческое объединение НАША ПЛАНЕТА
2018 Уральский магнит

Поиск по сайту